ANFAS-NEWS.RU
ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ
Статьи «АНФАС профиль»
Регистрация  ·  Логин: Пароль:  ·  Забыли пароль?

На Руси жить хорошо

Вышел из печати фотоальбом нашего земляка Юрия Черных, руководителя НПО «Криста» - одного из ведущих российских разработчиков интегрированных информационно-аналитических систем – и известного фотолюбителя. Около трёхсот пятидесяти фрагментов русской жизни, зафиксированных в течение последних десяти лет, вошли в альбом, названный поэтически: «По холмам задремавшей отчизны». С первого снимка на обложке, символично представляющего всю изложенную автором «фотоисторию», улавливается её смысловая и образная многослойность… В михалковской картине «Раба любви» продюсер, вспоминая о съёмках фильма под Москвой, говорит режиссёру: «Трава там какая помните?...Октябрь, да-да, октябрь. Октябрь… Как живая просто, грибами пахнет, помните? Средняя полоса России, средняя полоса…». Да, действительно, каждому с детства знаком этот запах, сыроватый и немного терпкий. Вместе с запахами сарая, где хранится припасённое на зиму сено, и самого дома, в котором топится печь, и в ней пекутся яблоки, а другие огромным цветным покрывалом рассыпаны в кладовке, но свежий, сладкий аромат их тянется во все комнаты сквозь щели. Этот обломовский мир небесного света и бесконечного счастья живёт в каждом русском сердце, но одновременно с грустью о его утрате. Лишь временами, словно подчиняясь наплывам времени, ты погружаешься в это пространство и вновь, и вновь воссоздаёшь его в образах… Фотографии Юрия Черных – это его личная, пережитая средняя полоса России. На них не просто сюжеты из деревенской жизни, по-чеховски весёлые и пронзительно драматичные. На них – моменты искреннего сопереживания живущим и трудящимся на земле людям. Моменты соприсутствия и подлинного человеческого родства. - Я сам деревенский, – говорит Юрий Алексеевич, – из Тамбовской области. Учился десять лет в деревенской школе. В те же годы начал фотографировать. Отец разрешил пользоваться своим фотоаппаратом: у него был полученный в подарок плёночный «Зоркий». Сам отец тоже фотографировал, но не много. Я же увлёкся. Помню, к концу школы всерьёз стоял перед выбором: пойти в технику или стать журналистом-фотокором. В итоге техника победила, но интерес к фотографии остался… Как хобби. Поначалу Юрий Черных снимал пейзажи, но постепенно стал переключаться на людей. Поводом послужили слова, сказанные однажды одной смотрительницей музея: «Сложновато рассматривать фотографии: людей не хватает». Слова эти Черных запомнил, но делать «глянцевые» портреты ему не хотелось: человек – это характер, судьба, более того, особенно ярко они проявляются в реальных событиях насущной жизни - в дискурсе. Его-то и стал снимать Юрий Алексеевич. Научиться этому было непросто: все мы редко впускаем чужой глаз в свою жизнь. - Люди в нашем регионе очень недоверчивые, - замечает фотограф, - причём чем ближе к Пошехонью, тем они более закрыты. Да и в любой деревне на чужака с фотоаппаратом, приближающегося к дому, посмотрят с опаской, порой агрессивно: зачем пришёл – украсть, обмануть? Но если подойти к человеку по-доброму, если он не почувствует в тебе вражды, зачем ему агрессию проявлять? Чтобы научиться фотографировать людей в их естественном состоянии мне приходилось учиться понимать людей, перенося их чувства на себя, объяснять, нередко подолгу, что и зачем ты делаешь. Например, я говорил, что хочу сделать книгу – это правда – люди мне верили. Диалог выстроить сложно, но с годами какой-то навык вырабатывается. В моём альбоме практически нет снимков, сделанных без ведома тех, кто на них запечатлён. По словам автора, альбом «По холмам задремавшей отчизны» появился на свет как дар. В буквальном смысле слова. Юрий Черных не планировал издавать книги. Однако появился повод: нужен был запоминающийся подарок для партнёров по бизнесу, коллег и друзей. В этой-то точке давние творческие устремления и практическая надобность пришли в стояние резонанса – возникли идея и концепция фотоальбома. Он целиком посвящён теме русской провинции. Материалом послужили тысячи фотоснимков, сделанных Юрием Черных с течение почти десяти лет в деревнях Тамбовской, Рязанской, Ивановской, Московской, Костромской, Вологодской областей. Много снято дома, на Ярославщине: в Пошехонском районе, под Угличем. Есть и несколько кадров из Рыбинска. В них даже попали рыбинские художники и фотографы. Всего же в альбом вошло порядка 350 фоторабот. - Мне хотелось изобразить этнос: человека и среду обитания – говорит автор. - Нужно было не просто показать каких-то людей, а их психологию или род занятий, так сказать, увидеть их самих и их жизнь не только со стороны, но и изнутри… Знаете, я, когда еду в деревню, часто пересматриваю «Сталкер» Тарковского, и порой ощущаю себя… нет, не самим сталкером, а одним из людей, которых он ведёт… Вот, к примеру, на фотографии - бомж. Он молодой пацан, лет сорока. Занял старый, нежилой дом. Работать не хочет - на что живёт, я плохо понимаю. К нему надо было подойти, разговорить, чтобы сфотографировать. В такие моменты чувствуешь себя в очень необычной ситуации… На его снимках - пожалуй, настоящая зона русской души. Старый мост через реку – своего рода метафора её. У фото два плана: с одной стороны, заросшая травой просёлочная тропинка, с другой – полуразрушенная конструкция, которая вот-вот рухнет в воду. Вневременное и сиюминутное – в одном наглядном образе. В нём соединяются мост и дорога как два символа, очень характерные для русской культуры. Вот уж точно прав Фёдор Михайлович, сказавший: «…проследите иной, даже вовсе и не такой яркий на первый взгляд факт действительной жизни, - и если только вы в силах и имеете глаз, то найдете в нем глубину, какой нет у Шекспира…» («Дневник писателя», 1876 г.). Этот мост был сфотографирован в 2006-м. В двухстах метрах он него построили бетонный, но люди долго продолжали пользоваться этой нахоженной тропой на свой страх и риск, пока она не развалилась… Параллелью ей – другая деревенская дорога, кривая, пыльная, безграничная, и по ней идёт согбённая старушка, такая же древняя и одинокая, как и этот путь. Сколько их, деревенских жителей, за долгие годы протопало по этому мосту с тяжёлой ношей, проехало на лошадях, тракторах, собранных местными кулибиными из нескольких других машин, проколесило на велосипедах?... Многое помнят эти дороги, ведущие в вечность. Но след их остаётся незримо в самом русском сознании. Поэтому, наверное, дети на деревенских улицах на редкость органичны. Вот девочка катается на велосипеде, обязательно с сумочкой: женское начало даёт о себе знать. А рот черникой испачкан. Вот пацаны – не то местные, не то дачники – соорудили плот и пытаются выплыть на середину пруда. Но «Боливар не выдержит…», получается, что троих: не принятый в команду мальчишка сидит на берегу. Обиделся, даже футбольный мяч не радует. Драматизм ситуации снимает малыш с машинкой: его «флотские» страсти не волнуют. Какие простые, по-доброму смешные и часто грустные сюжеты. Знакомые каждому. Словно десятилетия, отделяющие от нас годы советского колхозного «золотого века», исчезли. А вот ещё метафора: телефон, установленный на столбе на деревенской улице. Его странный вид усугубляется тем, что позвонить можно только с помощью карточки, за которой надо ехать очень далеко. Поэтому телефон – это просто элемент пейзажа. Абсурдность ситуации, достойная внимания мастеров киноавангарда. - В ваших работах какое-то немного странное ощущение изменённости времени: оно и спрессовано, и растянуто. - У каждого человека, наверное, своё время, - говорит Юрий Черных. - У кого-то оно идёт быстрее - проскочило тридцать лет, и не заметил, - у кого-то медленнее. Всё зависит от возраста человека. Вот эта бабушка на фотографии, с двумя палочками, а грибы продаёт. Значит, с палочками и в лес ходит. Так какое у неё время?.. - В семидесятые годы, наверное, такой же кадр можно было сделать? Только велосипед был тогда другой. - Нет, в семидесятые они были совсем другие. Хотя, в общем, за последние тысяч десять лет человек не сильно поменялся. Просто в последние сто пятьдесят лет технический прогресс как-то сильно рванул. А так, люди те же самые, и мысли у них такие же, как много лет назад. - На ваших фото - Россия уходящая? - Вообще многое изменилось в деревне. В шестидесятых годах, во времена моего детства, в нашей школе было четыреста учеников – три года назад её закрыли. Раньше в деревне была жизнь, настолько насыщенная, обильная. Было много народа, много детей… Помню, пройдёт стадо из ста-ста пятидесяти коров, а пыль в воздухе висит ещё полтора часа. У каждого дома была корова. Люди работали в колхозах, и фермы были, и поля были все распаханы, и трактора непрерывно ездили. А потом деревня начала угасать, из-за того, что стало много требоваться людей в городе… Думаю, уклад, который есть в деревне, он таким, как есть, и останется. Старики со временем уйдут, и в деревнях вот этих бревенчатых домов не будет. Многих из тех, фото которых помещены в альбом, уже нет: обвалились. Сегодня в сельской местности, где есть совхозы, люди перестраивают свои дома, обшивают их сайдингом. Это выглядит немного сумашедше. Ведь бревенчатый дом очень красив, а обшитый сайдингом – это просто весёлая расцветочка. Так что со временем в деревне такого живописного полотна уже сделать не получится. - Сегодня все сетуют на агрессию: якобы её больше становится. - Почему больше? Она всегда была. Взять хотя бы двадцатый век. Посмотрите, сколько войн и катаклизмов. Однако это по большей части связано с политикой, борьбой за власть. Ну, и процент населения, склонного к криминалу проявляет признаки агрессии. Он всегда был и есть. А что касается простого народа… В деревнях же агрессии нет. Там даже пьяных почти нет: на выпивку деньги нужны. Да и в городе агрессии тоже немного. Ведь на улице можно встретить агрессию только в ответ на свою собственную. Да и не агрессия это, просто человек не выспался. Действительно, лица на фото абсолютно добродушные и простодушные. Словно тёплыми лучинами, изнутри освещают окружающий мир. Делают его тёплым. И Бог с ним, что пора цветения прошла, и настала осень, и календарная, и возрастная, и эпохальная. Жизнь не имеет предела – осознающий это никуда не торопится и ценит каждый миг, как последний, самый душевный праздник. Так, наверное, проживала свой век эта старушка из-под Калуги. Когда Черных её фотографировал, она сказала, что живёт в деревне одна. Дети позвали к себе, в город, но она отказалась: что там делать, на кухне сидеть? А в деревне у неё дом, собака – хозяйство. В следующий приезд в те места, черед полтора года, Юрий Алексеевич уже не нашёл старушки: умерла. Как была, в родной хате. Впрочем, жизнь продолжается. Вот деревенские мужички, совершенно шукшинские. Этот сам мастерит печь. Тот показывает свою зингеровскую швейную машинку. Ещё один присел на корточки: надо перекурить, прежде чем дрова пилить. А эти трое решили традиционно «сообразить», расставив на пеньке стаканчики, попросту, по-русски, можно сказать, «для порядка». Вот председатель. Он мужик зажиточный. У него даже лошадь имеется. Такая же гладкая, как и хозяйка. А вот у этого мужика, что на обложке по-ленински показывает самый верный путь, есть лошадь. На ней он каждый день выезжает, чтобы пасти большое стадо коров. Лошадь мерно шагает по усыпанному пушистыми одуванчиками лугу, а мужичок, глядя на плывущие по небу «стада» белых облаков, думает: «Как же всё-таки хорошо, всё лето – впереди…». И романтические фантазии потихоньку копошатся в закромах души. Идеалом такого почти импрессионистического сна наяву оказываются купальщицы, сфотографированные Юрием Черных на берегу Черёмухи. Эта фотография извлекает из памяти многие знаменитые живописные полотна: столь же гармоничны формы, изящны движения, такая же глубинная, почти древнегреческая близость человека с природой. - Я очень люблю Чехова, - говорит Юрий Черных, - но люблю Достоевского: на мой взгляд, он слишком натуралистичен, а жизнь, по-моему, надо приукрашивать, чтобы у людей хоть какая-то надежда была. Мои фотографии тоже натуралистичны. Но я не писатель, который может показать две стороны жизни. На фотографии это сделать сложно. И мне это практически никогда не удаётся. Но всё-таки посмотрите на этих людей: да, они плоховато живут материально, но какое у них нежное отношение друг к другу…. - Да, мы сегодня редко видим в людях людей… - Наша беда от того, что мы с людьми мало общаемся. Зачастую от людей просто бежим. Только боковым зрением кого-то можем заметить. Дай Бог, если кто-то просто привлечёт внимание, и мы на него посмотрим прямым зрением. Конечно, это нас эмоционально и душевно обедняет…. Комментируя недавно свой фильм «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», получивший за режиссуру венецианского «Золотого льва» Андрей Кончаловский сказал о том, что чернуха не в бедности и нецензурной лексике, а в нелюбви автора к своим героям. Его картина, прозрачная, поэтичная оказалась очень созвучной работам Юрия Черных. - У меня было несколько выставок в Германии, - говорит фотограф. - Часть представленных на ней работ была из тех, что вошли в альбом. Частым был такой отзыв: люди живут ужасно бедно, но мы не видим, чтобы они были несчастливы. Да, даже в состоянии заброшенного деревенского иномирия эти люди остаются людьми, смотрящими на мир открыто, бесхитростно, ценящими шутку, любящими жизнь такой, какая она есть. В работе над фотоснимками, вошедшими в альбом «По холмам задремавшей отчизны». Было задействовано 7 фотокамер, 2 из которых – плёночные. Юрий Черных по-прежнему снимает на цветную плёнку - таких фото в альбоме порядка 20-25. Однако и цифровые фотографии обработаны автором так, что выглядят, как плёночные. Фотограф относится к обработке снимков с помощью фоторедактора так же, как к средствам переведения плёночного снимка на бумагу. По его мнению, фоторедактор нужен лишь для того, чтобы немного подправить цвет, яркость и контрастность. Автор даже мусор на фотографиях не убирает: он неотъемлемая часть жизненной правды – главной ценности в фотографии. При этом Черных тонко чувствует естественную гармонию формы и цвета. Именно её он старается поймать и передать. Кадры же с нарушением или отсутствием этой гармонии он безжалостно выбраковывает. Поэтому бывает так, что единственный кадр оказывается удачным, а бывает, что выбирать приходится из пятидесяти. Отдав увлечению фотографией многие годы, освоив её нюансы и став мастером, которого ценят мэтры не только российской, но и мировой фотографии – такие, например, как великий Стив Мак-Карри, попасть к которому на фотосессию за честь считают звёзды Голливуда – Юрий Черных называет это дело всего лишь ремеслом. Таким же примерно, как вязание варежек. Конечно, это утрированное сравнение, но смысла оно не меняет: фотографии, по мнению Юрия Черных, можно научиться. И если человек возьмёт в руки фотоаппарат, причём не обязательно очень дорогой, и будет основательно заниматься хотя бы полгода, то сможет делать очень приличные сюжетные снимки. Если, конечно, научится оказываться в нужное время в нужном месте. Что же касается фотоальбома «По холмам задремавшей отчизны», то его тираж невелик: всего 1000 экземпляров. Возможно, часть из них поступит в продажу. Для тех же, кто не сумеет альбом приобрести, есть утешение: Юрий Черных планирует выпустить около 2 десятков аналогичных фотоальбомов, в которые войдут его работы, сделанные во время путешествий (это ещё одно хобби автора, список можно продолжить катанием на горных лыжах, мотоцикле и дайвингом) в Эфиопию, Бирму, Индию, Кению, Турцию, на Кубу и другие удивительные места планеты. Ещё один фотоальбом будет посвящён Сибири. Полное знакомство с фотомастерством Юрия Черных только начинается.

Лиана Гаврилова

4 Декабря 2014



ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

В Рыбинске продолжается неделя рейдов по дворам

В Рыбинске продолжается неделя рейдов по дворам   Очередной рейд по дворам Рыбинска, проведенный в среду начальником отдела муниципального... 14.12.2017 



В Рыбинске контейнерные площадки переносят устанавливают на территории владельцев

В Рыбинске контейнерные площадки переносят и устанавливают на территории владельцев   До конца года контейнерные площадки многоквартирных... 13.12.2017 



Вся правда о бизнесе уже завтра

Вся правда о бизнесе уже завтра   14 декабря в Рыбинске в Общественно-культурном центре состоится фестиваль правды о бизнесе ... 13.12.2017 



В Рыбинске улицу Крестовую украсили шарами из гирлянд

В Рыбинске улицу Крестовую украсили шарами из гирлянд   В Рыбинске к НаШествию дедов Морозов, которое состоится 16 декабря, и новогодним... 13.12.2017 



В Дёмино комнату для хранения оружия обрадуют сейфами

В Дёмино комнату для хранения оружия оборудуют сейфами   Под Рыбинском в Центре лыжного спорта «Дёмино» завершается первый этап... 13.12.2017 



Отдел муниципального жилищного контроля помогает рыбинцам решать коммунальные проблемы

Отдел муниципального жилищного контроля помогает рыбинцам решать коммунальные проблемы   12 декабря состоялся рейд начальника... 13.12.2017 



Рыбинцы выступили против осквернения памятника «Алёша» в Болгарии

Рыбинцы выступили против осквернения памятника «Алёша» в Болгарии   На XII Международном хоровом фестивале рыбинский коллектив... 12.12.2017 



В Рыбинске пройдут V Епархиальные Рождественские чтения

В Рыбинске пройдут V Епархиальные Рождественские чтения   14 декабря в Рыбинске в Общественно-культурном центре состоятся Пятые... 12.12.2017 



В Рыбинске пройдет новогоднее беби-нашествие

В Рыбинске пройдет новогоднее беби-нашествие   Самые маленькие рыбинцы и их родители примут участие в традиционном «НаШествии... 12.12.2017 



Возврат к списку


 

 

«АНФАС профиль», Т/ф: (4855)280-082, Рыбинск, ул. Крестовая, 75     Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru