ANFAS-NEWS.RU
ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ
Статьи «АНФАС профиль»
Регистрация  ·  Логин: Пароль:  ·  Забыли пароль?

И мы вместе сказали «ОП!!!»

и спели, и некоторые даже сплясали. А некоторые – прослезились. И всё это случилось, пока в арт-клубе «Перекрёсток» был «АукцЫон» - вечером в субботу, 17 марта. Вы тоже там были? Кто-то ведь не пошёл, потому что не смог свести в кармане дебет с кредитом. Это причина уважительная, к сожалению. Тем более, что в истории клуба это был самый, кажется, дорогой концерт. Хотя и самый впечатляющий – безусловно, субъективное, но не единичное высказывание. Кто-то тихонько выпивал «за День святого Патрика». А некоторые, и их набралось полный зал, всё-таки не смогли пропустить первое и единственное пока выступление в Рыбинске одной из самых интеллектуальных, самых неформальных российских групп, работающих на уровне мировой сцены.
Неформальных с точки зрения постоянного расширения границ собственных творческих достижений, но при этом профессиональных: что интересно, «АукцЫон», как показывает опыт, можно  воспринимать в целом, то есть, «живьём», а можно по частям: только слушать в записи, это интересно и без текстов; только смотреть или даже только читать. Потому что их стихи самоценны без жёсткой привязки к песенному контексту. Ну, а когда всё это разнообразие проявлений сливается в единый, живой, излучающий невероятную энергию и жизнелюбие концерт, тут уж не до пивных шуток. Это абсолютно трезвая возможность зависнуть на какое-то время в восторженном прыжке. И не ощущать силы тяжести от силы воздействия художественного звука. Занесённые весенним ветром 17 марта в «Перекрёсток» даже не поклонники подобной музыки могут это подтвердить. За полтора часа сплошного музыкального потока и сценического действа привычные акценты сместились, будто открылась дверь в какую-то неведомую чудесную комнату, где вместо четырёх углов, допустим, восемь, а на стене будто бы хитро подмигивает улыбающаяся физиономия Тома Уэйтса...
Что уникально. За свои почти 25 лет на сцене «АукцЫон» наработал много всего, чтобы по полной честности стать классиками. Такими уже ленивыми седыми дядьками, шуршащими в адрес молодёжи и бряцающими заслуженными регалиями. Ну, правда: море концертов; статьи в национальных и интернациональных рок-энциклопедиях; участие в кинофильмах, всевозможных арт-проектах и фестивалях; широкие гастрольные пути, приведшие даже в Африку; 10 ни на что не похожих альбомов - последний, под названием «Девушки поют», записанный Леонидом Фёдоровым с известными американскими музыкантами, только-только вышел в США. «АукцЫонеры» и на самом деле уже посыпаны сединой – пока не очень заметно, но всё-таки. А вот желание трудиться на избранной ниве у них не иссякает ничуть. Именно трудиться, пахать до седьмого пота, что и было продемонстрировано в ходе перекрёсточного концерта. Такое отношение к своему делу свойственно только настоящим художникам, которые, выражаясь фигурально, как Хлебников или Блок, голодать будут, но правде искусства не изменят. Хотя такую муку терпеть музыкантам, к счастью, не приходится: их творчество востребовано, слушатели у них очень верные, а значит, всё хорошо: повидавшая что-то на своём веку птичка  поёт с годами всё душевнее.
А странный персонаж в оранжевом галстуке и белых перчатках, с потёртым старым портфелем под мышкой всё танцует и танцует... В темноте и при свете софитов. А как же иначе? Жизнь идёт, всё вертится, и мы вертимся. Олег Гаркуша – человек-всё:  оркестр, паровоз, самолёт, пароход... и даже луноход временами – явление на российской сцене уникальное, но не гордое. Ему бы можно было присвоить звание почётного скомороха музыкального андеграунда, что за глаза, в общем-то, и сделано, но Гаркуше лишнюю медальку, наверное, некуда было бы повесить. Он и так уважаем публикой: при его выходе на сцену зал обычно взрывается овациями. Своей невероятной пластикой он словно рисует пронзительные песни Фёдорова, а когда тот берёт паузу, читает свои скромные стихи – лёгкие, простые и изящные, как кувшинки на деревенском пруду...

- Олег, на своём сайте группа «АукцЫон» определяется как некая республика. Если это так, то на каких законах держится её редкая устойчивость? Ведь на протяжении почти четверти века все граждане «АукцЫона» живут в мире и согласии?
-  Как-то изначально у нас так получилось, что мы, в принципе, ничего не придумывали – никаких хартий. Коллектив под названием «АукцЫон» всегда вёл себя достаточно непосредственно и открыто. И по сей день мы такими остаёмся: если сочиняется музыка, она естественна; если пишутся тексты, они тоже естественны; если происходит какое-то движение на сцене, и оно естественно. У нас нет ничего придуманного и, соответственно, подходящего под какие-то рамки, форматы и так далее. То есть, мы никогда ни под кого не подстраивались. Может быть, это является отличием «АукцЫона» от многих музыкальных коллективов, которые сейчас есть...
- ... в России...
- Наверное, не только в России. Хотя, вообще, это не наше право – отличать себя от других. Пусть этим занимаются музыкальные критики или народ, который ходит на те или иные концерты. То есть, существует группа «АукцЫон». Кому-то она может нравиться, кому-то – нет. Мы просто принимаем этот факт как данность.
- То есть, рынок в принципе на вас не действует.
- Да нет, какой рынок?! Мы взрослые люди. Мы довольствуемся тем, что у нас есть, понимаете? Есть один концерт в месяц – нормально, есть пять – тоже хорошо. Нам, в общем-то, всё равно...
- А отчего такая нерегулярность выступлений?
- Может быть, от усталости; может, от других проектов определённых людей; может, ещё от чего-то... Но на протяжении последних лет всё именно так и происходит. Конечно, в своё время у нас были и большие туры, и чёсы так называемые. Но с некоторых пор мы больше не стремимся к этому. Не стремимся к тому, чтобы зарабатывать как можно больше денег. Нет, конечно, деньги – это хорошо, замечательно. Но просто мы не стремимся к этому – довольствуемся тем, что у нас есть, и всё.
- На каком этапе творческого и человеческого взросления вы к этому пришли?
- Мы к этому не приходили. Это было в нас изначально.
- Но чёсы-то, как выговорите, тоже были...
- Я объясню... Дело в том, что когда мы начинали, и многие другие группы делали это вместе с нами, игра в группу сама по себе была для нас увлечением. Потом только мы все постепенно побросали основные работы и стали больше времени уделять именно коллективу. Что же до чёсов-нечёсов, то они делались для того, чтобы группу узнало как можно больше людей в самом начале нашего творчества. Тем более что была такая возможность – ездить по нашей необъятной стране практически «за бесплатно». И не только мы так делали. Нам хотелось как можно больше где-то сыграть, потому что в то время, как только музыкантам дали разрешение на игру, не сразу стало можно где-то играть. В лучшем случае, я это делал раз год в Питере. И это было здорово. А уж когда стали приглашать в другие города... Это же интересно: во-первых, мы прежде никогда никуда не выезжали, а тут стали приглашать и - тем более - поиграть. Нам это всегда нравилось. А потом, чуть позже, пошли уже западные страны. А когда открылись границы, нас тем более стали туда приглашать. Концертов было предостаточно. Но это не говорит о том, что мы зарабатывали много денег, потому что, в принципе, как кто-то сказал, нормальная группа, которая может стать известной и популярной, должна до пика своей популярности, проделать путь длиною в 10 лет. Таким образом, набирая определённую публику, которая тебя знает и любит. Так, в общем-то, везде делается. На протяжении многих лет и у нас сложилась определённая аудитория, приходящая к нам на концерты. Естественно, каждый год появляются люди, совершенно новые, – будь то дети тех, первых наших слушателей или их знакомых, или молодые люди, определившие для себя на какие концерты  они пойдут обязательно... Иначе говоря, брэнд «АукцЫона» сформировался и работает.
- Где вы чаще всего выступаете?
-В Москве; в Киеве бываем частенько; ну, и в Питере - это в основе своей. Но бывают, так сказать, и точечные выезды – в ваш город, например. До этого была Вологда. Ещё регулярно – раз в год – играем в некоторых крупных городах - таких, как Минск, Новосибирск... Там нам всегда рады, но просто чаще приезжать туда нельзя. Неправильно с коммерческой точки зрения: люди денег не насобирают, или на рекламе не успеют сделать.
- На Западе у вас тоже сложилась своя публика?
- Когда мы в первый раз поехали на Запад – это была Германия, а потом – Франция, - русских там вообще не было... Я всегда привожу простой пример: люди, которые, не зная английского языка, любят «Биттлз», «Роллинг Стоунз» и так далее, просто оказываются под воздействием энергии, которую излучает та или иная группа, - вот и всё. И то, что мы ездили на Запад, когда там практически не было русскоязычных слушателей, говорит о том, что у нас просто есть такая энергетика. Ею мы можем многое показать и рассказать совершенно разным людям.
- При этом далеко не всем отечественным музыкантам, пишущим песни на русском языке, удаётся столь легко и успешно выступать по обе стороны границы.
- Но это всё зависит уже от человека. Я считаю, что, если ты вышел на сцену, ты должен быть за это ответственен. То должен поставить для себя вопрос: зачем ты это сделал? Просто показать, как ты умеешь играть? Ну, ладно, хорошо. А что ещё? Показать, какой ты красивый? Тоже хорошо. Но что ты этим можешь сказать? Что ты несёшь в публику? Что ты ей только этим сможешь доказать? Вот здесь возникает немая пауза... То есть, чтобы иметь право выйти на сцену, ты должен быть талантлив, а лучше всего – гениален. Но это не так часто встречается среди всего творческого люда... Так же, как графоманы отличаются от великих поэтов или писателей. В основном, все они хорошо пишут и получают за это много денег, но считать их труды искусством вряд ли возможно.
- В таком случае ощущение оправданности своего выхода на сцену постоянно? Не пропадает временами?
- Если изначально – образно: с самого рождения – в тебе есть дары, которые даны Богом, куда же они исчезнут?
- Бывает, говорят: как даются, так и забираются...
- Ну!... Харизма, обаяние, душевность – я не знаю, может они у кого-то и уходят, но у кого-то они сохраняются на протяжении всей жизни...
- Несмотря на высокую межграничную мобильность, вы все остаётесь постоянными жителями этой страны. В чём для вас кайф жизни в России?
- Ну, я даже не знаю... Опять же всё от человека зависит. Многим людям – образно, которые родились в России, – по кайфу жить где-то на Западе. А кому-то нет. Вот мне – нет. Другим нашим ребятам – тоже нет. Потому что если бы да, они бы давно бы жили где-то... Вот у одного нашего товарища есть девушка, которая живёт в Америке. Но он не переезжает к ней. Иногда навещает, но жить в Америке, видимо, не хочет... Это уже совсем простые вещи: когда ты здесь родился, здесь живёшь, являешься частью этого народа, его образа мыслей. Это очень важно. Например, у нас в России не существует вообще никаких определённых правил жития: живём, как получается. А на Западе совершенно по-другому. Там есть определённые правила, традиции: дорогу не перейди, не нахами, полицейскому не скажи, что он дурак, – образно говоря – и так далее... Потому что за какие-то серьёзные проступки там будут очень серьёзно наказывать. В отличие, скажем, от нашей страны – а точнее, от менталитета людей, которые здесь живут. Поэтому приезжающему туда нашему человеку больше ничего не остаётся, кроме как подстраиваться под их правила. Помню, как-то в Канаде мы были в гостях у нашего бывшего гитариста – он там живёт с женой. И вот они взахлёб: «Здесь такая свобода! Такая свобода!» А потом жена ему говорит: «Слушай, а ты не забыл там припарковать машину? Потому что через пять минут закончится время парковки, и у нас будет очень серьёзный штраф». Это правила. И он побежал припарковывать машину...
Мы были во многих странах – да, красиво: Франция, Бельгия, Дания, Швеция, Швейцария и так далее – не важно. Ну и что? Мне комфортнее полежать «на пляжу» у Невы, образно говоря, и покайфовать. И, если, конечно, нет людей, - голышом. Я нудизм не приветствую, просто ощущения разные от того, когда ты купаешься голышом или когда ты купаешься в плавках. Но я это делаю не на людях, а когда никого нет. И ощущаю себя в небесном кайфе, потому что это, действительно, очень здорово. Конечно, в горах Швейцарии тоже кайфово. Но пролежать там всю оставшуюся жизнь – не знаю, было ли бы мне интересно. Вряд ли.
- Ваши рыбинские поклонники почему-то не находят пиратских CD «АукцЫона». Принципиальны ли вы в защите авторских прав?
- Ну, это неправда. Я лично собираю все пиратские диски – и обычные, и в MP3. Как только вижу новое оформление какого-то сборника, тут же покупаю. Как к этому относиться? Кто как относится. Если, конечно, считать каждую копеечку и зудить: я бы, дескать, с этих денег имел бы шикарный особняк или ещё что-то... Ну, может быть, когда-нибудь... Но у нас опять же нет таких законов, которые реально могут обеспечить регулирование всех этих вещей. В тоже время, если бы они были, многие люди бы не давали концерты, а просто сидели бы и получали деньги за те диски, которые когда-либо записали. Может быть, это и хорошо. А с другой стороны, отнимать концертную деятельность – тоже неправильно. Ведь – как бы это пафосно ни звучало – дарить людям то, что ты делаешь, - это прекрасно. Когда люди плачут и смеются на концертах, потом подходят к тебе... – это очень благое, благодарное дело. А считать все эти украденные деньги – вы знаете, я к этому просто не привык. Потому что и у меня, и у многих музыкантов  моего поколения в своё время были периоды бедности - не бедности, но состояния, когда всего чуть-чуть, понимаете? Талонная система там, каши какие-то... Ну и что? Ну и фигня! Ну, и поел  каши – не поел икры. Какая ерунда! Тем более что икру никто, наверное, каждый день-то и не ест. Я, например, иногда могу купить себе баночку – ну, съем два бутерброда и всё, больше не надо... Понимаете, здесь всё зависит о самого человека – что ему надо. Поэтому я никогда не зациклюсь на проблеме пиратства. Что есть у нас на нынешний момент? Есть востребованность – это уже хорошо. Куда-то приглашают – это замечательно. И большая благодарность тем людям, которые делают какие-то концерты, даже попадая иногда на какое-то количество денег и имея из-за этого проблемы. Однако они счастливы оттого, что какую-то определённую группу – свою любимую даже – привезли в свой город и показали живущим в нём людям.
- Ваше отношение в работе Петра Мамонова в фильме Павла Лунгина «Остров».
- Ну, что говорить: он гений. Фильм хороший. Даже можно сказать, очень хороший... Хотя, понимаете, есть два мнения. Вот сравните, допустим, фильм «Остров» и  «Ночной дозор». Я не говорю про него плохо. Просто эти два фильма абсолютно разные. Второй фильм – это конъюнктура, возможность зарабатывать деньги, возможность доказать, что мы можем не хуже американцев показать миллион всяческих эффектов. А фильм «Остров» очень похож на наши, советские фильмы 50-х – 70-х годов. Вот почему многие люди и я сам любим их? Потому что там никто никого не учит. Просто показывают определённую историю. И артисты, играющие в этих фильмах, – для зрителей не артисты, не Нонна Мордюкова или Олег Даль, а просто люди, которым ты веришь. Я верю, во всяком случае. Вот так и в фильме «Остров». Я верю тем персонажам, которые там представлены. Конечно, кто-то хуже играет, кто-то лучше. Но Петя Мамонов там вообще не играет: он такой есть. Я просто его знаю очень давно.
- Сейчас такой?
- Он всегда был такой? Я его знаю с середины 80-х годов. Он естественный человек. И сейчас, на данном этапе, глубоко верующий человек. И вполне вероятно, всё, что он говорит в фильме, – по большей части, наверняка, его мысли. Конечно, там был сценарий. Но я думаю, что Мамонов вряд ли не спорил с Лунгиным по поводу произнесения тех или иных слов. Наверняка, у него были какие-то свои мысли, и он что-то говорил от себя. Может, по большей части это и вообще его слова.
- То есть, вы считаете, что он в этом фильме абсолютно искренен...
- Понимаете, вообще не нам судить кого-либо. Мы можем только высказать своё мнение. И не факт, что оно всегда будет одинаковым. Например, Мамонов недавно приезжал к нам со спектаклем. Я присутствовал. По окончании одна девушка, лет восемнадцати, говорит: «А я ничего не поняла. Я не знаю, чего он кривлялся, что изображал?» Это естественно: большая часть людей, пришедших на спектакль Мамонова, сделали это после просмотра фильма «Остров». Не предполагая, что будет спектакль. Поэтому девушка и не поняла. Ей просто рано об этом говорить: у неё нет жизненного опыта. Вот если бы она была на 10-20-30 лет старше, наверняка бы сказала что-то другое.
- «АукцЫон» тоже требует от слушателей такого «взросления»?
- Мы просто никогда ни под кого не подстраивались. И поэтому то, что мы делали на протяжении всего нашего творческого цикла, таковым и остаётся по сей день. Конечно, если сравнивать «АукцЫон» 1995 года и 2007 года, - это совершенно разные вещи. Раньше, условно говоря, были и мелодии проще, было некое фиглярство, шоуменство, но со временем мы повзрослели – тексты стали другими и даже поведение на сцене тоже теперь несколько другое. Точнее, оно такое же, некоторая похожесть присутствует, но суть уже иная.
- То есть, элементы театрализации лично вами в концерты больше не включаются?
- Знаете, мне часто задавали и ещё продолжают задавать вопросы: как всё, что я делаю на сцене, придумано? Как отрепетировано? На самом деле мне на это нечего ответить... Я случайно вышел на сцену и задержался на ней почти на 25 лет. И я ничего не придумывал: видимо, какая-то моя внутренняя энергия и, возможно, жизненные моменты в конечном итоге выливаются в тот странный  танец, который происходит на сцене. Я не знаю: у меня ноги сами по себе двигаются и руки тоже. Как? Я не знаю. Не могу объяснить, почему это происходит. Просто спонтанно, под воздействием того или иного внутреннего состояния. Это чистая импровизация... Я изначально ничего не придумывал: каким вышел на сцену, таким и остаюсь. Ведь мы никогда не делали из «АукцЫона» того, что сегодня определяется термином «проект». Когда всё заранее обдумывается, потом воплощается. Как, например, одному музыканту группы «Ума Турман» придумали шапочку, другому – кепочку. У нас этого не было. Первый свой концертный  костюм я купил в комиссионном магазине. Просто пошёл, купил и надел. Потом мне одна девушка подарила брошку женскую – я её нацепил, потом другая подарила вторую, третья – третью и так далее. В итоге брошек набралось очень много... Но и они не стали принципиальной частью моего концертного костюма. Здесь опять же всё зависит от состояния души. При одном одна и та же песня может, образно говоря, играться 5 минут, при другом – час...
- «АукцЫон» и вы лично отдали дань русской поэзии абсурда. Считаете ли себя наследником традиции?
- Конечно, я люблю Хармса, поэтов «Серебряного века», люблю Мамонова... И если меня иногда называют шутом или юродивым, я считаю это комплиментом.
- Музыка творится на сцене до определённого момента. Артист осуществляет некий посыл в адрес публики. В какой точке пути он переживает состояние абсолютного счастья?
- Я не знаю... Вообще, во время концерта ощущение так называемого счастья может прийти когда угодно: в начале, в середине, даже после концерта. Здесь всё зависит от настроения. Ведь бывают моменты, когда, мягко выражаясь, лень выходить на сцену, и что-либо делать. Но в этот момент включаются какие-то внутренние позывы. Ты включаешь дыхание – 5-е, 10-е или ещё какое-то. И не даёшь себе халявничать. Вот это самое главное! То есть, если ты вышел на сцену,  должен до последнего вздоха биться и выдавать всё, что можешь. Даже если тебе совсем плохо, и ты падаешь в обморок и говоришь: «Всё, я сейчас сдохну!». Но, тем не менее, продолжаешь работать - в конечном итоге это доставляет полное удовлетворение. И ты себе говоришь: «Оп! Я всё-таки сделал всё так, как нужно!»...

Лиана Гаврилова



29 Марта 2007



ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Главный архитектор области признал опыт Рыбинска образцовым

Главный архитектор области признал опыт Рыбинска образцовым   В Рыбинске будет продолжено благоустройство исторического центра,... 24.11.2017 



Рыбинские организации получили гранты президента России

Рыбинские организации получили гранты президента России    Три рыбинские общественные организации стали обладателями президентских... 24.11.2017 



В Рыбинске продолжает работу горячая линия по вопросам неформальной занятости

В Рыбинске продолжает работу горячая линия по вопросам неформальной занятости    В администрации Рыбинска работает горячая линия... 24.11.2017 



Опрос: «Каким дорогам Рыбинска необходим ремонт в первую очередь?»

Опрос: «Каким дорогам Рыбинска необходим ремонт в первую очередь?»   Специалисты администрации Рыбинска проводят дефектовку городских... 24.11.2017 



Любовь Тихонова: «Верю, что жители оставят каток на Боткина»

Любовь Тихонова: «Верю, что жители оставят каток на Боткина»    Администрация Рыбинска приглашает жителей улицы Боткина на встречу... 23.11.2017 



В Рыбинске прошел рейд по злостным неплательщикам

В Рыбинске прошел рейд по злостным неплательщикам   Специалисты МКУ «Жилкомцентр» совместно с представителями Федеральной службы... 23.11.2017 



В «Демино» монтируют мишени для биатлона

В «Демино» монтируют мишени для биатлона   Сегодня техническая делегация приняла участие в работе по установке тридцати комплексов... 22.11.2017 



Рыбинцев приглашают обсудить программу «Формирование городской среды»

Рыбинцев приглашают обсудить программу«Формирование городской среды»    Общественное обсуждение проекта муниципальной программы... 22.11.2017 



Рыбинск присоединился к порталу «Решаем вместе»

Рыбинск присоединился к порталу «Решаем вместе»    Глава Рыбинска Денис Добряков и заместитель председателя правительства Ярославской... 22.11.2017 



Возврат к списку


 

 

«АНФАС профиль», Т/ф: (4855)280-082, Рыбинск, ул. Крестовая, 75     Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru