ANFAS-NEWS.RU
ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ
Статьи «АНФАС профиль»
Регистрация  ·  Логин: Пароль:  ·  Забыли пароль?

НА ПЕРЕДОВОЙ ИЛИ ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ СКОРОЙ ПОМОЩИ

Признаться, давным-давно уже хотелось заглянуть за завесу, которая закрывает внутреннюю работу «Скорой помощи», понять, что значит каждый день видеть умирающих, погибающих – спасать, но, возможно, и терять? Кто они – люди, которые без признаков паники, по-деловому собрано колдуют возле человека, на которого и глядеть-то страшно? Как они вообще могут брать на себя такую большую ответственность? Привыкают? Грубеют? Или до сих пор не утратили способность переживать?
Ну и, разумеется, волновал еще один вопрос, вполне потребительский. Почему, когда «скорая» так необходима, ее так трудно дождаться?
…Честно говоря, первый прием на центральной подстанции меня слегка шокировал. Этакого эмоционального всплеска я не ожидала. Как выяснилось, у диспетчеров и врачей слишком многое наболело; их буквально прорвало. Не успела я еще задать первый вопрос, как уже усвоила одну вещь. Фильмы и сериалы о скорой или там о 911 – это американские сливки, герои героями, но российская действительность – более прозаична и жестока; это будни вместо праздников и оскорбления вместо благодарностей. Говорили все слажено и почти в один голос – и зам главврача «Скорой помощи», и старший врач смены, и все три диспетчера, а потом – и врачи из бригад. Говорили об одном и одинаково. Последние лет шесть, может, десять общество как будто бы переродилось; неблагополучие буквально висит в воздухе, его едва ли не руками можно трогать. «Скорая» все более мутирует в социальную службу, она принимает первый удар, наверное, наравне с милицией, единственное – врачи безоружны. И все чаще врачи задают себе вопрос – «а чем же именно мы занимаемся?»
Впрочем, обо всем по порядку.

ДИСПЕТЧЕРСКАЯ – СЕРДЦЕ «СКОРОЙ ПОМОЩИ»
Сердце станции скорой медицинской помощи – это, конечно же, диспетчерская. Именно сюда поступают вызова со всего города по 03 и некоторым другим телефонам; позже они могут переключаться на другие подстанции, которых всего насчитывается по городу пять: в Переборах, на Слипе, Мариевке, Волжском и на ул. 50 лет ВЛКСМ – чтобы быстрее можно было добраться до больных. Принимают звонки три диспетчера (в том числе диспетчер-эвакуатор) – фельдшера с высокой квалификацией и большим стажем работы, которые некогда сами обслуживали вызова. Они должны мгновенно оценить обстановку и направить на вызов нужную бригаду; в особо сложных ситуациях решение остается за старшим врачом смены.
Первые сложности возникают уже на этом этапе. Человек, вызывающий «Скорую», мягко говоря, находится в состоянии стресса. Он растерян, часто не знает, что делать, врач ему нужен немедленно; и он никак не может понять, почему на том конце провода такое спокойствие, такие неторопливые вопросы, когда тут человек умирает и каждая секунда – на вес золота? Какая тут фамилия на фиг? Какое «что случилось»? У-ми-ра-ет! Давайте выезжайте уже!!!
Действительно, диспетчера – сам лед, пока общаются с больными, по крайней мере, снаружи. Единственный раз за все свое «дежурство» я видела, как диспетчер занервничала. Звонившая женщина, видимо, в истерике, кричала в трубку, так что мне, сидевшей в полутора метрах от телефона, было слышно каждое ее слово. Несчастный случай произошел на стройке: на человека упала какая-то тяжесть; ни на какие другие вопросы женщина была не в состоянии отвечать, назвала предприятие и бросила трубку. На вызов была направлена бригада интенсивной терапии, (которая обычно выезжает на ДТП, травмы на улицах, повешения, отравления, боли в сердце, аритмии). Но через несколько минут они радировали в центр: а где это предприятие вообще находится? По предполагаемому адресу его не нашли! «Скорая» продолжает кружить по городу, пытаясь методом тыка найти строительную площадку; на станции тоже неспокойно: диспетчер пытается узнать адрес по «09»; и получает шокирующий ответ: теперь это платная справка, помочь не можем даже скорой помощи. Впрочем, женщина через какое-то время позвонила опять - узнать, почему же врачей нет так долго; кое-как место происшествия удалось установить, но сколько времени на это все потребовалось? И кто кого наказал?
Формальных, а тем более праздных вопросов здесь не бывает. Цель диспетчера – как можно подробнее выяснить картину произошедшего. На станции «Скорой помощи» помимо двух бригад интенсивной терапии, работают две педиатрические, три врачебные и шесть фельдшерских бригад. И диспетчеру-эвакуатору необходима информация, чтобы определить, какую именно из них направить к человеку. А вопросы… это только кажется, что они занимают много времени. На самом деле - не больше минуты; хотя, разумеется, для пострадавшего и эта минута кажется часом.
- Однажды, когда я еще сама участвовала в обслуживании вызовов, - рассказывает заместитель главного врача Елена Константиновна Абрамова, - в центре города в час пик как раз напротив «Авиатора» произошло ДТП. Водитель не справился с управлением и перевернулся на огромной скорости. Это срочный вызов, мы выехали сразу. От Чкалова до «Авиатора» - 5 минут, за 5 минут мы и добрались. В диспетчерской в это время обрываются телефоны – где «Скорая»? Почему не едет? Там был труп молодого человека и пострадавший маленький мальчик. И когда мы подъезжали, нас встречала уже разъяренная толпа. У меня «мандраж» был, тут думаешь только о том, как бы побыстрее оказать помощь и уехать. Потому что люди все, что пережили за эти 5-6 минут, готовы были выместить на врачах скорой помощи, они чуть «Рафик» не разнесли – около сотни человек. Я выслушала все – и за что мне такой деньги платят, и что убить меня можно за то, что я так долго ехала. Ну разве это правильно? При этом ни один из них не попробовал даже оказать мальчику элементарную первую помощь.
…Для того, чтобы бригада добралась до места происшествия, в любом случае необходимо некоторое время. За что можно похвалить американцев – они помогают 911 не только силою крика, как у нас, но и делом.
- Если это рана – необходимо наложить повязку. Если болевой синдром – принять анальгетики. Если отравление – промыть желудок. Если человек упал в обморок – положить, расстегнуть, открыть форточку. То есть совершенно элементарные вещи, которые реально помогут человеку и которые может сделать каждый.

РАСТРОЕНИЕ ЛИЧНОСТИ
Наконец, первый «мой» выезд: молодой человек, 20 лет, разбил в подъезде голову. Когда мы приехали на место происшествия, я поняла, что имели в виду врачи, когда говорили о мутации «скорой помощи» в социальную службу. Это была трущоба. Вроде, вполне обычный пятиэтажный домик, хрущевка в центре города. А окна выбиты не только в подъезде, но и в самих квартирах, проемы же затянуты целлофаном. Ну и, соответственно, запах, мухи, переполненные пепельницы, драные обои, спирт на столе – в общем, полный «джентльменский набор».
- Вы даже не представляете, сколько в Рыбинске сейчас бомжей и алкоголиков, - говорила чуть позже диспетчер, - Это настоящий бич для «Скорой помощи». От перевозки пьяных, валяющихся на улицах, даже милиция самоустранилась. А день города вы помните? Мы обслужили такое количество вызовов, какое бывает только во время эпидемии. Это битые, пьяные, рваные, чаще всего – подростки, начиная с 11 (!!!) и до 20 лет. …Бывает время, когда на листе четыре вызова из пяти – или алкогольное опьянение, или алкогольная интоксикация, или посталкогольная эпилепсия, или другие посталкогольные симптомы, или травматизм на той же самой почве.
Много квартир таких, бомжатников, притонов. Там вши, тараканы, клопы, полная антисанитария. Люди гниют заживо – черви из них так и сыплются, с открытой формой туберкулеза многие, у нас тонны препаратов уходят на обработку машин и людей после таких вызовов… Иногда зловоние настолько сильное, что врачи вынуждены перебираться в кабину водителя, а ведь это же живые люди!
…Итак, мы на месте. В принципе, я уже ожидала увидеть что-то некрасивое и ужасное, а получилась ситуация прямо для репертуара Задорнова.
Молодого человека 20 лет, с именем Николай (имя изменено), разбившего в такое-то время голову в подъезде, просто не существовало в природе. А вместо него, коротая время за бутылочкой спирта (впрочем, может, и водки – теперь не понять), сидели и ждали «скорой» сразу три человека. Одному из них было 20 лет, второго звали Николай, а третий разбил голову примерно дней десять или более назад – рана была инфицирована и голова уже гнила. В поликлинику он не шел – это обычная ситуация для пьющих людей: некогда, да и полиса нет. Сам себя он не пугался – рана была сзади, он ее просто не видел, а от других прикрывал шапочкой. А вот пришел в гости, шапочку снял, и даже закаленные в алкогольных возлияниях хозяева насмерть перепугались колтуна гноя и растворившейся кожи:
- С тобой, брат, что-то страшное происходит, - сказали они и кинулись к телефону.
Они были явно довольны собой - видимо, полагали, что спасли человеку жизнь. На самом же деле картина была плачевна: это был один из характерных «вызовов не по профилю». Иными словами врачам «Скорой помощи» здесь нечего было делать.
По факту – мужичок в реально тяжелом положении. Он нуждается в длительном лечении антибиотиками; если этого не сделать, он умрет: рано или поздно инфекция с покровов головы перекинется на мозг. Но.
«Скорая помощь» - служба специфическая. У нее лекарства, оборудование, необходимые исключительно для поддержания жизни человека; их цель – выиграть время, чтобы иметь возможность доставить больного в больницу еще живого. Эти лекарства – не устраняют проблему. И потому для лечения заболеваний просто не подходят. Все, что врачи могли сделать для раненого – это доставить его в больницу – то есть поработать в качестве такси.
Виновато-улыбчивый мужичок, к счастью, вполне дружелюбный, неуклюже пытался включить свое обаяние, приставая к врачам с вопросами, были ли они на войне - отечественной – он никак не мог соотнести их возраст и свой… При этом раз за разом проносил руку мимо рукава, так что врачи не утерпели, чтоб не подколоть:
- Рукав не видишь? А стопку? Стопку-то мимо рта не пронесешь…
В больнице врач оказался более категоричным. Узнав, что к нему пациент без полиса, он заявил:
- Если трезвый – пусть поднимается, а пьяный – так и пошел вон.
…Вероятнее всего, мужичка просто перевязали и отправили домой с наказом пить антибиотики или обратиться в поликлинику. Приезд «Скорой», иными словами, был бессмысленной тратой нервов, времени и средств.

ОТДЕЛИТЬ ЗЕРНА ОТ ПЛЕВЕЛ
Вопрос так называемых «профильных» и «непрофильных» вызовов для «Скорой помощи» очень болезненный – он задевает врачей за живое, он заставляет их задумываться о смысле своей профессии вообще. Причем «болит» этот вопрос у всех без исключения. Попробую объяснить.
Их работа, наверное, одна из самых тяжелых. И речь идет не только о том, что «необходимо с первой секунды поставить диагноз, выработать правильную тактику ведения больного и начинать уже проводить с ним какие-то мероприятия»… Речь не только об огромной ответственности за жизнь больного, которая ложится на плечи любого действующего врача. Работа на «Скорой помощи» - это обязательный риск. Врач никогда не знает, куда он попадет. Подъезды темные, пациенты разные… Те же алкоголики, к примеру – никто не знает, когда и на чем их замкнет – режут и себя, и других, по поводу и без него. Со стороны кажется, что человек в белом халате – что-то такое почти святое, вне рока. Да еще держат они себя так – в любой ситуации по-деловому собранно, ни секундочки у них не пропадает даром, каждый знает свое дело. Чирикнуть не успеешь – а уже пластырь на лбу, манжетка на руке, датчики на груди и шприц там, где положено. Страху некогда проявляться. Но если бы у самой на некоторых вызовах холодок время от времени не пробегал между лопаток, никогда бы не подумала, что их работа может быть такой страшной.
Прибавьте к этому еще специфические заболевания, которые официально нигде как профзаболевания не проходят… Как работает врач? Машина – тепло; улица – холод; квартира – жара; потом опять – холодно и тепло, и так – раз 15 за смену в лучшем случае. Соответственно – хронические бронхиты, андекситы у женщин, и все остальное из простуд происходящее. Или эта наша извечная беда – дороги. Даже в новых машинах порою трясет так, что желудок с печенкою в фарш превращаются (что говорить о старых «уазиках»). За смену случается до 20 выездов, то есть врачи почти постоянно на колесах. Итог – компрессия позвоночника со всеми вытекающими (радикулитами, остеохондрозами).
Я это пишу не к тому, чтобы вывалить на читателя, возможно, тоже несчастного, гору проблем. Врач, выбирая профессию, разумеется, должен отдавать себе отчет, с чем ему придется столкнуться. Но ведь он также должен знать, ДЛЯ ЧЕГО он это все принимает на себя. Должно быть что-то очень большое и важное, ради которого стоит терпеливо снести весь этот негатив?
- Никто из нас уже не представляет себя на другом месте, - говорят они. Потому что спасенная человеческая жизнь – это очень большая награда за их труды. И они готовы и дальше многое перенести ради нее. Но когда из их работы вымывается сама соль, когда исчезает смысл, когда все эти вложения – в пустоту, то в самой глубине души их начинает кровоточить рана: зачем мы здесь? Кому мы тут нужны?
Впрочем, деления вызовов на «профильные» и «не профильные» официально попросту не существует. Это проблема не Рыбинского, и даже не областного масштаба.
- На уровне Российской Федерации нет четкой нормативной базы по нашей службе, - поясняет главврач «Скорой помощи» Анатолий Валентинович Шадрин. – Нет единого федерального закона, а есть только отдельные министерские приказы, в которых прописано, что мы выполняем функции по оказанию скорой медицинской помощи при состояниях, угрожающих жизни. Но как, например, откажешь онкологическому больному, нуждающемуся в инъекции? Реально получается, что в вызовах мы практически никому не отказываем. Исключение составляют, например, повторные необоснованные вызова.
По данным врачей «Скорой помощи», в течение смены обслуживаются порядка 200 вызовов. Примерно 2/3 из них – выезд к хроническим больным, перевозки, констатации.

ПСИХОЛОГИЯ ХАЛЯВЫ
Последние лет десять нарастает еще одна нездоровая тенденция – «Скорой помощи» все чаще приходится сталкиваться с поликлиническими больными, которые нуждаются не в оказании экстренной помощи, а в планомерном специфическом лечении. Проблема упирается, с одной стороны, в затянувшийся кризис поликлинической службы – люди загнаны в тупик: куда же им еще идти за помощью, если талон в поликлинике не достать? Да и участковые врачи, случается, подводят:
- Вот, к примеру, мужчина, 82 года, с пневмонией, - рассказывает Ольга Владимировна Суханова, старший врач смены, - родные вызвали участкового врача, прождали его целый день, но так никого и не дождались. В итоге вечером мужчине, уже тяжелому, пришлось вызывать «Скорую помощь».
С другой стороны, лень и склонность к халяве заложена, кажется, в нашем менталитете. Ведь что такое поликлиника? Это талоны, это очереди, это анализы, это потерянное время, это лекарства, чаще всего дорогие. А что такое «Скорая помощь»? Вот ответ врача бригады интенсивной терапии:
- Люди пришли прямо к тебе домой и за несколько минут решили все твои проблемы, причем бесплатно.
Так вот и получается, что амбулаторные больные, иногда только глянув на длинные очереди в регистратуре, разворачиваются и идут на ближайшую подстанцию, или, что чаще – вызывают «Скорую» прямо на дом.
Все это неправильно. И неправильно по нескольким причинам.
Первая – больной обманывает сам себя. Как уже говорилось ранее, «Скорая помощь» не лечит, она только купирует симптомы, в то время как заболевание продолжает развиваться. Вот у гипертоника «прыгнуло» давление. Он вызывает «Скорую», которая в два счета решает его проблему. До следующего приступа он спокоен, ни в какую поликлинику, ни за каким лечением он, разумеется, не идет. О том, что гипертония достаточно легко поддается контролю и профилактике, он, возможно, подумает только тогда, когда у него уже случится инсульт, или возникнут иные тяжелые последствия, которых он мог бы избежать.
Второе следствие этой беды - постепенно меняется отношение к «Скорой помощи», и отнюдь не в лучшую сторону. Ее стали вызывать даже по самым незначительным поводам – закружилась ли голова, нужно ли давление измерить. Характерная ситуация: врачи заходят в квартиру со всей своей тяжелейшей амуницией, и им предлагают… разуться. К кому они пришли? К экстренному больному, жизнь которого висит на волоске? Или просто к обнаглевшим людям, которым не хочется идти в поликлинику и стоять в очередях?
И, наконец, третий момент. Деньги. Вызов «Скорой помощи» обходится на самом деле в бешенные суммы – порядка 548 рублей. В то время как вызов участкового врача стоит на порядок ниже. Поэтому в странах, где люди умеют считать деньги, не врач едет к больному, а больной – к врачу.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫЗОВ:
ТАКСИ ДЛЯ АЛКОГОЛИКОВ
В целом мое «дежурство» вполне подтвердило ту грустную картину, о которой рассказали врачи. Из шести вызовов, где я была, только два были сопряжены с опасностью для жизни больного. Последний вызов был почти таким, как и первый; у врачей есть такая примета: как встретишь смену, так ее проведешь. Это была девица лет 22ух, отравившаяся предположительно метиловым спиртом и теряющая зрение. Ее более двух часов катали по городу, пытаясь пристроить ну хоть в какую-нибудь больницу. Родом она была из Мышкина, медицинского полиса не имела. Забирали ее из затхлой квартирки с поеденными плесенью обоями и специфическим запахом табака и алкоголя. Прямо на полу, на голых досках лежал ее бой-фрэнд – этакий нагловатый «бульдозер», безапелляционно требовавший к себе внимания – агрессивная, напористая речь, дерганье врачей и демонстрация своих шрамов от ножевых ранений. Впрочем, может быть, с его точки зрения эта была непринужденная светская беседа…

ВСЕ ЖДУТ ПЕРЕМЕН
Перемены в организации «Скорой медицинской помощи» давно уже назрели. Поговаривают уже, что ее собираются объединить с МЧС, и создать нечто наподобие службы 911 – для выполнения экстренных вызовов. Тем более эти две службы уже давно тяготеют друг к другу. МЧС оказывает «Скорой» неоценимую помощь, когда требуется добраться до труднодоступных мест во времена весенней или осенней распутицы. К МЧС же прибегают врачи, когда за закрытыми дверями погибают люди: так, однажды слаженные действия МЧС и «Скорой помощи» спасли от гибели целую семью, отравившуюся угарным газом. У этих отношений – большое будущее.
Вопрос в том, кому же достанутся «непрофильные» вызовы? Оставят ли их такими же бесплатными?

Е.Анисимова



7 Февраля 2007



ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Рыбинские транспортники дарят горожанам новогоднее настроение

Рыбинские транспортники дарят горожанам новогоднее настроение   Накануне новогодних праздников принято украшать дома и улицы ... 15.12.2017 



В Рыбинске проверяют пиротехнику

В Рыбинске проверяют точки, торгующие пиротехникой   В Рыбинске проходят профилактические мероприятия по безопасной реализации... 15.12.2017 



В Рыбинске обсудили будущее человечества

В Рыбинске обсудили будущее человечества   14 декабря в Рыбинске состоялись V Епархиальные Рождественские чтения. В них приняли... 14.12.2017 



Еще один светофор в Рыбинске заработал по требованию пешеходов

Еще один светофор в Рыбинске заработал по требованию пешеходов   В Рыбинске завершены работы по модернизации очередного светофорного... 14.12.2017 



Дмитрий Рудаков принял участие в инвестиционном форуме

Дмитрий Рудаков принял участие в инвестиционном форуме   Сегодня в Ярославле стартовал инвестиционный форум. Традиционное для... 14.12.2017 



В Рыбинске 50 семей получат участки под строительство жилья

В Рыбинске 50 семей получат участки под строительство жилья   14 декабря в администрации города Рыбинска прошло торжественное... 14.12.2017 



В Рыбинске продолжается неделя рейдов по дворам

В Рыбинске продолжается неделя рейдов по дворам   Очередной рейд по дворам Рыбинска, проведенный в среду начальником отдела муниципального... 14.12.2017 



В Рыбинске контейнерные площадки переносят устанавливают на территории владельцев

В Рыбинске контейнерные площадки переносят и устанавливают на территории владельцев   До конца года контейнерные площадки многоквартирных... 13.12.2017 



Вся правда о бизнесе уже завтра

Вся правда о бизнесе уже завтра   14 декабря в Рыбинске в Общественно-культурном центре состоится фестиваль правды о бизнесе ... 13.12.2017 



Возврат к списку


 

 

«АНФАС профиль», Т/ф: (4855)280-082, Рыбинск, ул. Крестовая, 75     Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru